25.03.18 Мрачные образы возникают перед выжившими, меняясь калейдоскопом и складываясь в непредсказуемые Знаки Бафомета. От судьбы не уйти, но в руках каждого - возможность ее поменять или же покориться ей. Вам предстоит выбрать свой путь.
Администрация

Активные игроки

знак Бафомета
The Moon

the Walking Dead: turn the same road

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Walking Dead: turn the same road » Не дойдя до конца » "Сейчас. Успокоюсь, выдохну, сосчитаю до десяти... и убью гада!"


"Сейчас. Успокоюсь, выдохну, сосчитаю до десяти... и убью гада!"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sh.uploads.ru/dLJUb.png
Июнь 2012 года. Отправляясь на очередную вылазку, Дэрил заполучает попутчика, которому не очень-то рад. Отказаться? Это было бы слишком просто. К тому же, лишняя пара рук никогда не помешает, а в случае проблем, есть тот на кого можно свалить всю вину за неудачу.
Daryl Dixon, Jesus

Отредактировано Daryl Dixon (2018-03-31 13:22:21)

+3

2

- Они выстояли, - светлая, казалось бы, мысль на самом деле приносила мало успокоения, не переставая тревожить сомнениями и тревогами о том, что могло бы случиться. Задержись он чуть дольше. Приди он на несколько дней позже. Будто мало было проблем и к целому списку того, в чем он был виноват, стоило добавить и то, что не случилось. Но это не давало покоя. Преследовало неотступно вот уже несколько дней и Дэрил ничего не мог поделать с прожигающим насквозь чувством вины за то, что был далеко, когда был так нужен здесь, в Александрии. Он мог бы свалить хоть часть вины на того ушлепка, который лишил его оружия и транспорта, но это было бы ложью. Конечно, на первых порах - да. Дэрил пробирался домой долго и тяжело и в этом не было его вины. Но кто заставил его задержаться на несколько дней, что бы утолить жажду любопытства и... просто потому что он этого захотел? Правильно. Никто. Только он. Всегда только он и его решения, которые в последнее время начали давать сбой. Столько времени прошло, столько успело случиться за это время, а он все никак не мог отпустить.
Что происходило с ним в последнее время? Почему это происходило с ним? Как так вышло, что желание помочь, спасти, оградить стало играть против него? Дэрил не хотел об этом думать, но дурная голова раскалывалась от потока мыслей, которые прежде в ней не появлялись. Раньше все было проще. Раньше Рик принимал решения, правильные в основном, а Дэрил лишь следовал им и делал все, как надо. Потом это начало меняться. Рик стал жестче или просто перестал видеть людей и, наверное, он был прав, но Дэрил ни раз пытался доказать ему, что нет, совсем не прав. Он хотел объяснить, что остались еще люди, которым можно доверять и которые заслуживают шанса проявить себя. И что потом? Потом Дэрилу ясно дали понять, что его вера в людей ничего не стоит и теперь уже Рику пришлось объяснять ему, что он не прав. Как с этим парнем. Иисусом.
Он до сих пор ему не верил. Не мог поверить этим огромным невинным глазам, взгляд которых смущал и заставлял сомневаться, буквально во всем. Не правильный был взгляд, как и сам парень. Как будто в самом деле свалился невесть откуда с этой своей верой, что люди должны помогать друг другу, - Раздражает, - очень часто Дэрил испытывал это, вспоминая их первую встречу, или просто вспоминая. Пересекались они всего раз или два, но мысль упорно соскальзывала в этом направлении, вызывая у Диксона не самые приятные ощущения. Что раздражало еще больше. А ведь ничего плохого парень не сделал. Оправдал все свои слова и обещания, отвел их в свою общину, помог заключить договор. Не простой, но все таки выгодный обеим сторонам. Когда-то они доверились Аарону и обрели новый дом. Дэрил долго сомневался, но это место действительно стало тем самым, которое можно было так назвать, за долгое время их скитаний и поисков. Теперь Рик доверился Иисусу. Но все же, что-то в этом парне было не так. Дэрил не мог объяснить своих ощущений, как и то, какого черта он размышляет об этом в то время, когда должен решать более важные проблемы!? - Раздражает.
Вот опять. И к чему он снова про него вспомнил? - Не к добру это. Ох, не к добру, - неприятное предчувствие скреблось где-то очень глубоко, заставляя нервничать, и проще было списать это на мысли о мало знакомом парне, чем на то, что это гнетущее чувство выросло не просто так и совсем не по вине хиллтоповца. Дэрил собирался на вылазку и собирался сделать это один. Вчера вечером сказал Рику о необходимости пополнить запасы, но как-то вскользь, между прочив, получив в ответ вялое согласие. Как будто это не было важным. Он что, один понимал, что только это и важно сейчас? Да, были проблемы, которые требовали их присутствия здесь, в Александрии, но ведь были и другие. Глупо надеяться, что можно отправиться на ежа с голым задом и при этом вернуться победителем. Для того, что бы договор с Хиллтопом вступил в силу, нужно было не просто вернуть их людей, но нужны были ресурсы. Иначе никак.
Дэрил решил, что не станет дожидаться решения большинства. Не станет и все. Может быть, это было ребячеством с его стороны и очередной несусветной глупостью, но что сложного? Выехал один, прокатился по отмеченным местам, вернулся. Быстро, незаметно, продуктивно, - Проще простого, - на мотоцикле он бы обернулся быстрее, но на нем много не увезешь, так что пришлось облюбовать одну из машин. И вот тут, в этот самый момент, стоило понять, что идея не так уж хороша, как казалась на первый взгляд. Но даже если это не было подсказкой, то заглохшая прямо у ворот железка - явный знак "стоп". Только не для Дэрила, хотя, остановиться ему действительно пришлось. Зря он что ли всю жизнь ковырялся в старом барахле, что бы теперь не суметь справиться с незначительной поломкой? Если она незначительная. Стоило разобраться с этим как можно скорее, что бы не отсвечивать на выезде слишком долго и покинуть общину как можно скорее. Скорее уедет, скорее вернется. Со всем необходимым - минимум, который он мог сделать сейчас, раз уж раньше облажался.

+2

3

— Вы все на меня так рычите, что я теряюсь в догадках, кто из вас владелец, — один из потенциальных «владельцев» транспортного средства, которое подвергалось бессовестному угону, грохнулся, встреченный подошвой тяжелого ботинка, и покатился по крутому склону с  дороги. Другой уверенно полз, оставляя за собой не самый приятно выглядящий, да и распространяющий отнюдь не  дивные ароматы, след из смеси собственных внутренностей и какой-то гнили. Кажется, что с другой стороны подбиралось еще несколько, и Иисус наконец-то окончательно отвлекся от своей попытки завести автомобиль с убитым аккумулятором, потянувшись за ножами:
— Ладно-ладно. Офицер, по какой статье я прохожу? — у Пола было хорошее настроение, несмотря на то, что это уже был не первый автомобиль, который он пытался завести, чтобы поскорее добраться до Александрии. Ближайший труп, одетый в сильно потрепанную форму полицейского, промычал что-то, потянувшись к Ровиа, но тот только заулыбался шире, прежде чем быстро оборвать попытку «ареста» ударом ножа в висок ходячего. — И как вас с такой неразборчивой дикцией на работу-то взяли?.. 

Пол развлекался с ходячими еще некоторое время, а потом, убедившись, что никто больше в его сторону не тянется, и вообще не видно ни одной гнилой физиономии поблизости, перешел к следующему авто, насвистывая что-то себе под нос. Пока что ему сильно не везло и вариантов оставалось все меньше, но позади дорога была перекрыта – видимо, во время одной из гроз свалилось дерево. Иисус возлагал большие надежды на пикап, сиротливо брошенный почти у обочины. Машина местами была изъедена ржавчиной, запыленная и грязная, но Фортуна чаще всего подкидывала именно этот тип автомобиля в рабочем состоянии. Даже стекло выбивать не пришлось, оно было так удачно опущено. Пол недолго возился с проводами и наконец-то услышал тихое порыкивание из-под капота, победно усмехнувшись и уже засобирался пристроить руки на руль поудобнее, как вдруг перед его глазами вспыхнула красным очень говорящая иконка на панели.
— Иными словами, на своих двоих, да? — вздохнув, Ровиа меланхолично постучал пальцем по  пластику, за которым с характерным звуком мигала  иконка, предупреждающей о том, что бензина не осталось, — Жаль, конечно, но может еще сумею за тобой вернуться, — он пригладил руль и потянулся к бардачку. Было просто интересно, осталось что-нибудь нетронуто или нет? К его удивлению, – еще как осталось. В бардачке лежал шоколадный батончик, какие-то чеки и небольшие бумажки, чехол с очками, – ему не подошли, и без того грязное лобовое стекло стало совсем размытым, но Иисус все равно примерил, а только потом сунул их в карман плаща – а последняя находка и вовсе развеселила. Покрутив небольшую коробочку в руках, он вопросительно приподнял бровь, глянув на маркировку и тихо хмыкнул, выясняя для себя, что срок годности и не думал заканчиваться в ближайшие два года. Эта находка была сравнительно бесполезна для него самого, но ее всегда можно было подкинуть кому-нибудь. К примеру, он был уверен, что в той же Александрии ее можно было бы подложить Рику Граймсу и он точно не сильно расстроится. Ему невольно вспомнилось то утро, когда он решил разбудить Рика, чтобы поговорить, а  потом проявил невероятную стойкость,  так и не бросив ни единого взгляда на тело лидера той общины, хотя и стоял он перед ним в чем мать родила, как говорится. И не только он.

Так или иначе, а в этой машине больше нечем было поживиться. Скорый осмотр двух соседних показал, что только пикапы его и любят. Вообще ничего. Правда, в одной был еще и мумифицированный водитель, на которого Пол посмотрел с некоторой грустью и почти постеснялся забраться в бардачок.
Ключевое слово – почти. Но мог бы и постесняться, все равно там было пусто.

В зеркале отразилось начинающее алеть небо, и тогда только Ровиа обратил внимание на то, что рассвет уже совсем близко. Пожалуй, стоило бы поторопиться, и так уже довольно много времени потрачено впустую. И давно  следовало признать, что, даже с его удачливостью, вероятность того, что хоть одна машина на пути попадется с бензином или с живым аккумулятором – мала. Крайне мала.

С чего его вдруг вообще дернуло в Александрию? Просто проведать, по большому счету. Стоило ему только найти новые группы или общины, как интерес появлялся сам собой, да и Иисус всегда немного переживал на счет того, как  там дела идут у других. Он и в Королевство иной раз без приглашения захаживал. Хотя, там ему были всегда рады,  что с приглашением, что без него,  а сам  он был  совсем не против повозиться в их саду, пусть и от большей части подобных обязанностей в Хиллтопе откровенно  увиливал. В Александрии он еще не успел толком все рассмотреть, но был убежден, что точно нашел бы себе какое-нибудь занятие, а заодно -  и познакомился бы со всеми поближе.  Грегори, конечно, был бы против, а потому Пол не стал говорить ему, что уходит. Жители Хиллтопа давно привыкли к тому, что Иисус часто пропадает и бывает, что на несколько дней. Единственный, кто был в курсе, куда на сей раз понесло Пола – Кэл. Охранник стоял на посту в ночь, а посему и открывал ему ворота. Ночная вылазка на разведку была бы плохим оправданием и крайне неправдоподобным, а вот прогулка до другой общины, тем более с целью явиться туда под утро, вполне подходила. Тем более, что это было правдой.

За эти два года Ровиа уже успел изучить пригород Вашингтона достаточно для того, чтобы ориентироваться в нем без необходимости каждый раз сверяться с картой. Но сейчас лишний раз предпочитал делать небольшие остановки, разворачивая перед собой карту. Кто-то мог бы сказать, что в темноте ни черта не видать, но глаза быстро привыкали к подобному отсутствию освещения, да и небо постепенно светлело. Иисус держал в зубах маркер, осматриваясь около дорожных указателей, и отмечал некоторые точки на карте, сверяясь с другими, оставленными ранее. Похоже, что он и впрямь сумел найти кратчайший путь до Александрии от Хиллтопа. А судя по тому, что ходячие попадались редко, да и группами не больше 5 – еще и самый безопасный. Уже определенная выгода во всей этой ночной вылазке, разве нет?

К тому моменту, как солнце  выглянуло из-за облаков и его лучи скользнули по железной решетке на входе в Александрию, Ровиа уже был совсем неподалеку от общины. Он коротко зевнул, мысленно поругав себя за то, что не устроил себе до выхода в ночь  более полноценный дневной сон. Было бы нагло с его стороны – напроситься на переночевать тут в итоге, но, вроде как, в Александрии было парочка пустующих домов. Так что он мог бы понадеяться на гостеприимность Рика. В крайнем случае, или если собственная совесть все-таки возьмет вверх, то тут неподалеку точно было две фермы, где вполне можно было переночевать в безопасности где-нибудь повыше.
Но стоило только вглядеться сквозь решетку, подойдя ближе к воротам, как Иисус выкинул из головы свои мысли о сне и чуть сбавил шаг.

Déjà vu.

При их первой встрече Ровиа некоторое время созерцал практически идентичную картину, разве что, Дэрил копался не под капотом автомобиля, а цеплял автомат с разными вкусностями к тому самому фургону, который Иисус в итоге пытался своровать. Запоминающееся, однако, знакомство вышло. В любом случае, вид открывался все такой же и какая-то часть Иисуса говорила: «Давай не будем пока здороваться и понаблюдаем?». А еще проскальзывала все та же мысль на счет красной банданы в заднем кармане, которую Пол всячески гнал куда подальше. Навряд ли Диксон хоть немного был связан с «темой», да и время подобных фишек ушло еще лет за десять до конца света…
Почти поравнявшись с воротами общины, Пол коротко откашлялся, надеясь, что вышло достаточно громко, и он привлечет к себе внимание. Но, чтобы перестраховаться, Ровиа дружелюбно заявил:
— Доброе утро! Тоже, я смотрю, ранняя пташка? — Иисус широко заулыбался, покосившись на автомобиль за Дэрилом, — Солнце только встало, а уже весь в делах. Помощь не нужна?

+2

4

Когда-то давно он любил возиться с машинами. Было в этом что-то успокаивающее, что помогало упорядочить мысли и хоть на какое-то время отключиться от того дерьма, что происходило вокруг. Оно всегда наводняло жизнь Диксона, вот только теперь забыться выходило очень плохо. Совсем не выходило, если уж на то пошло. Но попытаться стоило. Здесь, сейчас, занимаясь знакомыми вещами, исключающими истребление ходячих и убийства живых, можно было убедить себя, что жизнь вокруг не так плоха, как кажется. Что в ней еще остались вещи, не требующие, что бы ты выворачивал себя наизнанку каждый раз, принимая трудные решения, переступал через некогда установленные тобой же самим правила, а потом жил с этим, не в состоянии заснуть без того, что бы не очнуться в холодном поту. Такое становилось нормой, и жизнь в постоянном кошмаре не могла не наложить свой отпечаток. Но как же иначе?
Отказал кому-то в помощи, оставив его на растерзание горстке ходячих? Смирись, в этой войне выживут не все. Спас кого-то, привел к себе в дом, а он оказался трусом и погубил потом ни в чем не повинного человека? Переживешь. Злишься, сдерживаешь порыв засадить подлецу в черепушку ножом по самую рукоятку, но терпишь и живешь дальше. Проявил слабость, вспомнил о том, что ты по прежнему человек, протянул руку помощи, а взамен остался без того, что ни раз спасало тебе жизнь? Сам виноват, потому что дурак, а дураков принято учить и жестоко.
Теперь такой была жизнь. Решай, кто враг тебе, а кто друг, но решай быстро, не раздумывая, потому что иногда промедление равносильно смерти. Ошибся? Да, и такое бывает, но учись мириться. Вот только на словах это все было куда проще, чем оказывалось на деле. Может быть, кому-то такое давалось легче, но только не Дэрилу. Вряд ли он был каким-то особенным. Просто держал все в себе, не давая окружающим понять, что чувствует или о чем думает, и это копилось в течение какого-то времени, пока не доходило до края и тогда уже ничто не могло сдержать ни эмоций, ни ощущений. Он понимал, что это плохо, но другому не научился. Ему всегда казалось, что люди не должны знать больше, чем им нужно, потому что и своих проблем у них хватает. Зачем добавлять еще и свои? Кому они нужны? Кому он нужен? Были, конечно, исключения, но лишь доказывающие основное правило - молчи о том, что чувствуешь, справишься сам, ты же не слабак.
- Ну же, давай, еще немного. Ты же не слабак, - отголоски его совсем не веселых мыслей так удачно перекликались с тем, что происходило сейчас с Дэрилом и этой чертовой колымагой. Ничего не происходило. Абсолютно. Старая развалина отказывалась заводиться, хотя, Дэрил был абсолютно уверен в успехе. В первый раз. Даже скомандовал Тобину и Клейву, не сменившимся еще после ночной смены на воротах, что бы открывали. Хорошо, что успели открыть только первый заслон, потому что машина завелась, ругнулась на Дэрила не ласково и снова притихла. Дэрил ответил железке взаимностью, но теперь добиться своего было уже делом принципа, так что он снова полез под капот. Бензина в развалюхе было достаточно, масло тоже в порядке, как и все прочее, что было на поверхности и бросалось в глаза. Диксон начал грешить на карбюратор.
Будь их жизнь чуть проще и спокойнее, он бы предложил Рику организовать мастерскую. Нельзя надеяться, что стоя в дорожной пыли и периодически забиваясь кишками ходячих, машина будет работать как часики, только знай горючку подливай. Железка, как ни как, а они, не смотря на бытующее мнение, подчас требовали к себе внимания больше, чем люди. Это человеку можно сказать, что надо, и он сожмет яйца в кулак и полетит, раз надо, не взирая на усталость и нежелание. А механизмы дело сложное и плевать им на то, надо тебе позарез или еще вчера. Сломался и все! И хоть тысячу доводов приведи, ему плевать. Если, конечно, не найдешь в чем поломка и не сумеешь ее исправить. Дэрил был совершенно уверен, ну, хорошо, процентов на девяносто уверен, что теперь-то уж точно все сделал как надо. Оставалось лишь прикрутить крышку на место и проверить, так ли это. Болты слегка заржавели и плохо шли, но для человека целеустремленного нет ничего невозможного. Если ему не мешать.
На посторонние звуки позади Дэрил внимания не обращал. Знал, что решетка преградит путь ходячим и любому, кто сунется. К тому же, будь там какая-то опасность, ребята бы среагировали четко. Однако на человеческий голос не отреагировать Диксон не мог, хотя бы потому, что совсем не ожидал его здесь услышать. В следующие несколько секунд случилось сразу так много всего, что оставалось удивляться, на сколько "везучим" может оказаться один единственный человек. Сначала с болта сорвался ключ, больно саданув по пальцам, а когда Дэрил попытался выпрямиться в полный рост, совершенно забыв о том, что над ним нависает капот машины, он со всей дури шандарахнулся макушкой об этот самый навес, - Охуеть какое доброе! Твою ж мать! - Иисус! - Да что б тебя... - предстать перед кем-либо раненой принцессой Дэрилу совсем не хотелось, но потереть ушибленное место все же пришлось, кривясь от не слишком приятных ощущений. А этот засранец улыбался. Вряд ли он улыбался его невезению, но выглядело это странно. Грустно признавать, но сейчас любые положительные эмоции так выглядели. Дэрил не осуждал, но поддерживать не собирался.
- Разбираешься в машинах? - хотя эту фразу он удостоил едва заметной кривой ухмылкой, наблюдая за тем, как Тобин открывает и вторую часть ворот, что бы впустить гостя. Все, что знал Дэрил о машинах и Иисусе в одном предложении, так это то, что он умел их угонять и был способен поменять колесо. Ни то, ни другое ему сейчас не требовалось. Впрочем, как и любая другая помощь, так что он молча отказался, вновь занырнув под капот, что бы закончить начатое, прикидывая, что же могло привести хиллтоповца к ним в такую рань. Ответ напрашивался сам собой, - Пришел узнать, как идут дела? Можешь передать Грегори, что свою часть сделки мы выполним. Нужна пара дней. Если все пойдет хорошо, - пока не шло, - то может и меньше. Нам кое что нужно. Я как раз в процессе, - подобный короткий, но вполне доходчивый отчет должен был удовлетворить парня, но если нет, могла возникнуть новая проблема. Докручивая последний болт, Дэрил все еще размышлял над этим, а потом уставился на Иисуса, как будто тот должен был понять все по одному лишь взгляду. Ни больше, ни меньше. Конечно, парень на такое способен не был. Да и кто был? Однако пока на пояснения Дэрил не решился, - Он вроде помощь предлагал? - Попробуешь завести? - с таким и ребенок мог справиться, а Диксону давало пару минут, что бы собраться с мыслями. Отчего-то, в присутствии живчика делать это было очень сложно, как будто он одним своим видом осуждал все неправильное и сомнительное. Бред, конечно, но против ощущений не попрешь. Хорошо, что на какое-то время их заменила радость от того, что тачка все таки сдалась.
- Отлично, - Дэрил захлопнул капот и подошел к водительской двери с видом "выметайся из моей машины и вали на хер", что Иисус должен был и сам понять. А вот то, что он понять не мог, Дэрил, все таки, решил объяснить, - Увидишь Рика... ему не обязательно знать, что я уехал, - глупо, конечно, потому как Рик узнает это в любом случае, как минимум в конце смены Тобина, но лучше позже, чем раньше. Не хватало еще, что бы за ним следом отправились помощники. Ему и одного-то не нужно было. Теперь во взгляде Дэрила, обращенном на хиллтоповца, проскальзывали сомнения, - Или могу подвезти часть пути, а дальше и сам доберешься, - Раз уж сюда добрался, - так все могло само разрешиться. Иисус подальше от Александрии, Рик в неведении, а потом уже плевать на то, что скажут. Все уже случится.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-04-02 23:24:59)

+3

5

Один из дозорных спустился со своего поста, чтобы открыть Иисусу, и как только решетка со скрипом отъехала в сторону, вербовщик Хиллтопа с улыбкой кивнул александрийцу, прежде чем пройти:
— Спасибо, — второму человеку на страже покоя общины Иисус приветливо помахал рукой, мысленно оставив себе пометку о том, что стоит уточнить их имена. Тот, то открывал ворота, казался знакомым. Как же его? На «Т», вроде бы. Томас, может быть? Обычно память на имена была очень хорошей, но сейчас он не был уверен, что вспомнил имя этого дозорного верно. Ничего, Ровиа обязательно уточнит и запомнит, все равно собирался задержаться в Александрии. Узнать здесь всех получше и было изначальной целью, разве нет?

Он никак не отреагировал на то, как сильно удивил своим окликом Дэрила, но внутренне поморщился, представляя насколько неприятно тот приложился. Даже «извини» успешно проглотил, продолжая улыбаться так, будто бы ничего и не произошло. 

Остановившись совсем недалеко от автомобиля, с которым разбирался Дэрил, Иисус огляделся, ненадолго задерживая взгляд где-то на уровне кровельной крыши домов. Находиться за воротами со стороны Александрии было куда приятнее, чем снаружи, и, он невольно засматривался. В прошлый раз не было толкового шанса осмотреться, а сейчас, по его планам, в запасе было как минимум несколько часов. Это место чем-то напоминало «старый мир». Чистенькие улицы, эти почти нетронутые дома, зелень… Он все ждал, когда по улице проедет какой-нибудь велосипедист, а со двора одного из домов раздастся заливистый лай пса. Иисус был готов поспорить, что в этой общине проще получалось забыть о том, что за высокими стенами бродили ожившие мертвецы и царил настоящий хаос.

— Не сказать, что очень хорошо, но…— похоже, что вопрос по сути своей был риторическим. Дэрил не сильно нуждался в ответе, судя по тому, что он обратно занырнул под капот автомобиля, а Иисус решил оборвать собственный ответ, хмыкнув. Ровиа старался не слишком уж навязчиво подглядывать за работой мужчины, больше прислушиваясь к его словам, так как не раз уже получал от того же Эрла – невероятно талантливого, но довольно раздражительного кузнеца Хиллтопа, предпочитавшего игнорировать прозвище Ровиа –  «выговор» на тему: « Не стой над душой, Пол, а то пришибу и сделаю вид, что так и было.»
Что тут поделать? Любопытство было одним из его самых страшных пороков.

Как только Дэрил закончил высказывать свое предположение по поводу причины появления Иисуса в Александрии, он обратно повернулся в сторону улицы, прикидывая, как же ему поступить. По правде, у него было всего два варианта. Зацепиться за эту дивную теорию Дэрила и соврать или же сказать, что он просто решил их проведать, потому что соскучился. Конечно, не по самому охотнику — за такую постановку фразы можно было бы схлопотать. Наверное.

Никакого поручения от Грегори у него не было, да и Пол не горел желанием посвящать лидера Хиллтопа в суть подобных вылазок, регулярно происходивших без его ведома. У Грегори, несомненно, было свое мнение на счет каждой общины, каждого опрометчивого, с его точки зрения, поступка, и Полу осточертело выслушивать упреки в свой адрес. Пожалуй, он мог бы немного подыграть, но и скажи он правду, мало что изменилось бы. Александрийцы не поддерживали слишком уж хороший контакт с Хиллтопом, никто из местных не понесся бы докладывать что-то Грегори или просто судачить направо и налево о его появлении каждому встречному. Господи, да и о каких встречных могла быть речь?  Нашел о чем долго думать.
Пол как раз решился с ответом, поворачиваясь обратно, когда наткнулся на столь выразительный взгляд Дэрила, что благополучно замялся, непонимающе поднимая брови. Надо было отвечать быстрее? Что-то сломалось прямо сейчас в машине, и на сломанной детали была надпись «Тут был Иисус»? Он слишком долго смотрел в сторону самого крайнего дома и вызвал слишком много подозрений в том, что собирается пробраться именно в него и непременно вынести оттуда тостер? Кстати, интересно, а в Александрии тостер найдется?

— Попробуешь завести?
— А. — кажется, что у Пола Ровиа появилось новое хобби. В последнее время он слишком часто выглядит как идиот. Иисуса развеселили собственные мысли, и он коротко усмехнулся. — Ну, конечно.
Обойдя машину, Ровиа уселся за руль, а дождавшись того момента, когда Дэрил окончательно высунется из-под капота, рискнул повернуть ключ зажигания. С первого раза не было и намека на то, что машина получила должную степень внимания со стороны механика, покопавшегося под капотом, но на второй раз уже вполне уверенно рыкнула движком в ответ, постепенно уходя на более плавный и тихий тон. Что ж, это был первый автомобиль за ночь, да и утро, который ответил взаимностью на попытки его завести, и то, отнюдь не из-за действий Иисуса. Может, стоило напроситься на пару уроков обращения с техникой? Тем более, он и впрямь собирался вернуться за тем стареньким пикапом на обочине.

Второй выразительный взгляд со стороны Диксона за пару минут. Похоже, что это новый рекорд. Правда, на этот раз Ровиа без дополнительных пояснений освободил водительское сидение, чуть отходя от автомобиля, а заодно и от Дэрила. Иисус уже собирался попрощаться и пойти поискать нужный ему дом, который принадлежал Рику, как в его планы внеслись существенные изменения. Не говорить Рику? Хм. Да если бы не было этой странной просьбы, в голове Ровиа и не возникло бы единой мысли о том, чтобы интересоваться, куда выехал Диксон, да и говорить о нем в принципе. Теперь же он практически выстроил параллель с собственным «побегом» из Хиллтопа, с куда более выраженным интересом посматривая в сторону охотника. Куда же Диксон собрался?

— Поближе к пересечению с 120-ой не сложно? Где-то в получасе отсюда, — Ровиа чуть не добавил «если не будет пробок», подмечая, что мирные улочки Александрии и впрямь на мгновение помогли ему обмануться и вычеркнуть пару ужасных лет из головы, — Кстати, может, сумеем захватить с собой канистру? Вернуть – верну.  Гарантирую. А, возможно, что и с процентами. Встретил очаровательную красотку в голубом, но без подарка она меня и видеть не желает.
Свои шутливые слова Иисус подытожил подмигиванием, надеясь, что его столь наглая просьба будет воспринята нормально, да и Диксон не откажет ему в бензине. Потом недолго побегает по дорогам поближе к Вашингтону, а это будет не очень сложно, и хоть три в качестве благодарности принесет! 
А пикап очень пригодится Хиллтопу. На его успешную доставку до общины, Ровиа ничуть не был против променять свои изначальные планы, откладывая более близкое знакомство с Александрией на потом.

Отредактировано Paul Rovia (2018-04-06 01:48:52)

+2

6

- Полчаса. Ага. Понятно. Что? - Дэрил уже прикидывал в голове, много это или мало, потому как проводить столько времени в обществе Иисуса ему не очень-то хотелось, но потом его мыслительный поток внезапно врезался в нечто непробиваемое. По крайней мере, для его соображалки. В мозгах что-то застопорилось, лязгнуло разок и тут же со звоном сломалось. Скрип ворот, которые снова открывались, на этот раз для того, что бы Дэрил мог выехать за пределы, очень удачно аккомпанировал этому звуку, создавая целую симфонию - сумасшедшую и непонятную. Хотя, не понимал Дэрил только несколько моментов, - Красотка? Подарок? - и, может быть, это проскочило бы мимо его ушей, если бы не выражение лица хиллтоповца, который... - Подмигнул? - на этом моменте Дэрил окончательно сдулся, потеряв какую-либо связь с реальностью и немало растерявшись.
Начать хотя бы с того, что мужики ему никогда не подмигивали и как реагировать на подобное нечто Дэрил не то что бы не знал, но не представлял от слова "совсем". Такое кого угодно поставит в тупик, но все же не так, как упоминание красоток... в голубом... и подарков для них. Ладно, в единственном числе, но от этого понятней не становилось, скорее наоборот, - Все страньше и страньше, - в его голове внезапно нарисовалась довольно живописная картина, вот только как он ни старался, в нее не вписывалась канистра с горючкой. Хотя... сейчас было такое время, что больше всего ценилось именно то, что раньше казалось бесполезным, - Пиздец.
- Дэрил! - он бы, наверное, так и торчал возле машины, раздумывая над нелепостью услышанного и представленного, если бы не голос Тобина, который напоминал о том, что Диксон, вроде как, собирался ехать. Куда-то. Дэрил нелепо потоптался на месте, пытаясь припомнить, куда же он собирался, но как на зло в поле зрения постоянно попадал Иисус и здорово сбивал с правильных мыслей, - Ты едешь? - ну, конечно, он едет, - И этот засранец тоже, - глупо было отзывать свое предложение, тем более, что оправдать его было не чем. Ну, не скажешь же, в самом деле, - Прости, дружок, я передумал, потому что в твоей голове ветер и ты думаешь черт знает о чем! - нет, не скажешь. Дэрил и не собирался. Прикусил язык, так сказать, и вздохнул.
- Запрыгивай, - кинул он Иисусу, забираясь на место водителя. Он и так потратил слишком много времени на сборы, что бы теперь тратить его еще и на чужих тараканов. Хорошо, он готов был признать, что без них сейчас не мог обойтись ни один человек. У каждого было что-то свое, странное, непонятное окружающим и доступное только лишь обладателю. У него тоже кое что за душой имелось, но что бы так... - Сзади есть две канистры. Сможешь взять одну, - запоздало, но лучше уж поздно, чем никогда, правда? К тому же, кто он такой, что бы мешать чужому счастью? Правильно, никто. И уж точно не собирался становиться воспитателем и наставником, который нудит о своевременности и бессмысленности. Никогда этого не любил, впрочем, как и общество кого бы то ни было.
Дэрил чувствовал себя очень не уютно, находясь в ограниченном пространстве с другими людьми. Исключений было не много и, пожалуй, только Рика он воспринимал абсолютно спокойно и уверенно. Очень хотелось курить. Очень. Но свою последнюю сигарету Диксон выкурил еще вчера ночью, а потом было не до поисков. С утра тем более. Где-то в глубине сознания промелькнула мысль, что первым делом нужно поискать табак, как только он доберется до места. Да, эгоистично. Да, не за тем он ехал. Но кто об этом узнает? Невольно он покосился на парня, пристроившегося на пассажирском сидении. Не зря он показался ему странным еще в их первую встречу. Дэрил редко обшибался в людях, - Странный и есть, - а вообще, он был уверен, что все в Хиллтопе не от мира сего, начиная с их лидера, заканчивая простыми жителями и вот этим вот, самым самым из всех, - Иисус, как же!
Вспомнился тот день, когда они приехали на смотрины. Кто к кому присматривался до сих пор было не понятно, но то, что отношения не задались с самого начала, было ясно даже младенцу. Разные люди, разные взгляды на одни и те же вещи. Тогда Иисус встал между своими и чужаками, как будто и правда верил, что они найдут общий язык. Что-то в этом было. Что-то подкупающее, но не до такой степени, что бы Дэрил утратил бдительность. Может быть это и не было глупостью, в тот раз, но разгуливать в одиночку от поселения к поселению мог либо слишком уверенный в себе человек, либо умалишенный. Диксон вновь искоса глянул на попутчика, пытаясь понять, к какому типу отнести парня, но, естественно, так и не понял. А вот то, что лидер Хиллтопа мудак из мудаков, пришло ему на ум уже не в первый раз.
До отметки, на которой он должен был высадить Иисуса, оставалось не так уж много времени, но молчание, разбавляемое лишь урчанием мотора, начинало утомлять и нервировало Дэрила больше обычного. У него из головы все ни как не выходило то, что Иисус не остался в Александрии. Да, это было на руку Диксону, но тем не менее. Значит, действительно пришел ради того, что бы узнать, как продвигается подготовка к вылазке за хиллтоповцами, - Мудак послал парня одного... - дальше мысли превращались в месиво из всех известных Дэрилу слов, которыми не станешь разбрасываться в спокойном разговоре. Как бы он не относился к Иисусу, это не отменяло того, что он выполняет приказы полного идиота.
- Почему вы выбрали лидером именно Грегори? - Дэрил решился нарушить тишину, поту что мысль крутилась на повторе так часто и быстро, что грозила вызвать головную боль. Только этого не хватало. К тому же, ему действительно было интересно, на сколько его впечатление окажется верным, - Дело, конечно, ваше, но неужели никого более... другого не нашлось?

Отредактировано Daryl Dixon (2018-04-07 12:05:07)

+2

7

— Спасибо-спасибо! — было первым, что сказал Иисус, уже оказавшись на пассажирском сидении и коротко оглянувшись, исследовал салон и задние сидения на предмет искомых канистр. — Выручил, даже не представляешь насколько. Готов поспорить, что как только ты ее увидишь – сразу меня поймешь, — его все еще забавляло разговаривать загадками. Почему загадками? Да по выражению лица Диксона было ясно, что тот явно  не думал и предполагать, что речь шла о какой-то там брошенной на обочине тачке. Что ж, пока можно подыграть. Так было бы даже веселее. Правда, несмотря на то, что он бы с удовольствием потрепался, да и вопросов о той же Александрии и о жизни людей в общине у него все еще было предостаточно, Пол не торопился приставать с разговорами к Дэрилу и вообще затих, как только машина выехала за ворота.
Он просто посматривал в окно, стараясь не донимать охотника взглядами в его сторону. Он все еще был заинтригован тем, к чему Дэрилу была нужна эта скрытность, но не думал, что стоило задавать вопрос в лоб. Иисус вообще предпочитал действовать как можно осторожнее, но сейчас немного разнежился на сидении. Поездка займет совсем немного времени, а если отвернуться в сторону окна, подперев подбородок рукой и сделать вид, что попеременно предстающий взгляду густой лесной массив, неухоженные поля и всякие покореженные остатки былой цивилизации – самое интересное, что может быть в пути, то вполне получалось замаскировать свою дрему.
В какой-то момент весь пейзаж за окном и впрямь слился в сплошное грязно-зеленое пятно, а Ровиа пришлось по-настоящему постараться, что бы скрыть то, что уж слишком откровенно он  начал клевать носом. Может, стоило попросить отвести подальше? На машине путь от одной общины до другой занимает совсем немного времени.  Дэрил бы не сильно потерял, а вот Пол сумел бы обмануть собственный организм и убедить его, что полчасика дремы – полноценный ночной сон.

— Что? — искренне непонимающе переспросил Ровиа, пробуждаясь от своей полудремы и оборачиваясь в сторону Дэрила. Быстро проморгавшись, Иисус принялся складывать в своей голове два и два, пока не понял, о чем именно спросил его охотник. Первую то часть фразы он успешно прослушал, восприняв четко только второю, — Грэгори? М-м-м, — он невольно ухмыльнулся, потому что первое, что пришло в его голову, было напоминание о типичных ошибках на собеседовании. Говорить плохо о своем начальстве, не важно, бывшем или настоящем – чуть ли не самое глупое, что можно себе вообразить, но речи не могло быть о том, что Диксон был каким-нибудь представителем отдела кадров. Хотя, Ровиа успешно представил его в белом воротничке и галстуке, с трудом сдержав смешок. — Когда я пришел в Хиллтоп, Грэгори уже был лидером, — Пол коротко пожал плечами, чуть сползая вниз по сиденью, будто бы какой-то уставший от долгой дороги подросток, которому абсолютно нечем себя занять, и вздохнул. — Благодаря ему люди собрались вместе. Когда все только началось, был слух, что там, — неопределенный жест рукой в воздухе, видимо, указывающий направление, — около дома-музея есть лагерь МЧС. Я не застал самого начала, но говорили, что многие были в отчаянии и панике, когда по факту этого лагеря там не оказалось. Если бы не Грэгори… — Ровиа задумался на какое-то мгновение. Вполне возможно, что нашелся бы другой человек, который сумел бы сплотить людей, успокоить, но тогда с этой задачей успешно справился именно и только он. Стоило отдать ему должное, каким бы козлом он в итоге не оказался. — Можно сказать, что из-за него и появился Хиллтоп. Сначала небольшой трейлерный и палаточный лагерь на холме, знаешь, такой, который рассчитываешь увидеть на каком-нибудь фестивале музыкальном. Этакий клуб любителей кэмпинга и музыки на открытом воздухе, — Пол широко улыбнулся. Не сумел сдержаться и попробовал пошутить, хотя, по правде говоря, Дэрил поднимал сейчас тот самый вопрос, который волновал и его самого. Много раз. Только Ровиа уже давно выяснил для себя, что в Хиллтопе не было человека, который мог бы занять место Грэгори. Не было никого, кто хотя бы в какой-либо малой доле обладал теми же качествами, которыми обладали  лидеры Королевства и Александрии.

— В общем, он, конечно, не всегда принимает верные решения, но…  — Ровиа собрался с духом, чтобы честно высказать свое мнение относительно Грэгори, но в итоге все же замялся, зажевав половину слов, потому что стоило ему сесть нормально и всмотреться вдаль, как его смутило темное пятно на горизонте. Прежде всего, тем, что когда он сюда шел, совсем недавно, его там не было. А потом был еще один немаловажный пункт – пятно шевелилось, а если точнее передвигалось и очень уверенно. Ровиа почти автоматическим жестом потянулся к плечу Дэрила, осторожно сжимая, и пробормотал что-то похожее на «Сбавь скорость, пожалуйста». Сколько бы он не всматривался, картина на горизонте отказывалась меняться,  и Иисусу пришлось признать, скрещивая руки на груди, что до того пикапа на обочине около 120-ой трассы он не доберется. Нет, мог бы, конечно, сейчас попросить высадить его, переждать где-то неподалеку, а потом ринуться в пролом. Но затея эта была, однозначно,  не самая логичная, умная, а, что самое главное, жизнеутверждающая и безопасная для его жизни и здоровья.
И откуда только в столь короткие сроки это стадо появилось? Королевские загонщики постарались? Стадо не самое большое, в начале весны Ровиа видел скопление и побольше, но все равно не хотелось бы привлекать его внимание. Одно радовало – оно не двигалось в сторону какой-либо из общин.

— Похоже, что мое свидание отменяется, не находишь? — невесело хмыкнув, Иисус коротко покачал головой и глянул в сторону Дэрила.

+1

8

Кажется, его вопрос поставил парня в тупик, и оставалось только догадываться, чем таким важным были заняты мысли Иисуса, что он не сразу нашелся с ответом. Ведь ничего необычного Дэрил не спросил. Или спросил? Они сталкивались с разными группами - большими и маленькими - и в каждой был кто-то один, кто ими управлял. По-разному. По-своему. Но все эти группы были обречены на провал, а значит, что-то они делали не правильно. Не за тем человек шли, как минимум. И пусть в последнее время Рик тоже начинал походить на одного из таких, не правильных, они все еще были живы и вместе. Почти все. Впрочем, Хиллтоп тоже долго продержался и смог найти свою нишу в череде странных и страшных событий, из которых теперь состояла жизнь. Значит, он был не так уж плох, но... - Но как, блять?
У Дэрила в голове плохо укладывались такие понятия, как трусость, малодушие и подлость вместе с выживанием. Все эти качества были у Грегори. Они, буквально, отпечатались на его лице, бросаясь в глаза, стоило лишь взглянуть на мужика мельком. Вряд ли это изменилось бы, присмотрись к нему получше. Но... возможно, в этом и заключался весь фокус. Честным и смелым сейчас приходилось тяжелей всего, а гнидам, вроде лидера Хиллтопа, всегда удавалось и будет удаваться подстраиваться под текущую ситуацию, какой бы говенной она не была, оставаясь на поверхности не смотря ни на что. Кто-то, может быть, и оценил бы такой подход, но не Дэрил. Каждый выживал, как мог, это понятно, но все же нужно было оставаться при этом людьми. По мере возможности. И что-то назойливо подсказывало Диксону, что Грегори, который не мог запомнить имена своих людей, даже не пытался.
Он всматривался в серое полотно дороги перед носом машины и вслушивался в слова Иисуса, решившего, наконец-то, прояснить ситуацию, хотя на самом деле ясности в его рассказе было мало. Ну, собрал вокруг себя людей, хорошо. Только много ума не надо, что бы заставить горстку растерянных и напуганных граждан поверить в то, что ты их миссия и приведешь их к светлому будущему. Из-за него появился Хиллтоп. Тоже отлично, потому что там можно было жить в безопасности. Это Дэрил и сам видел. Но дальше-то что? Собрал, объединил, обезопасил на сколько смог. И все? О большем и мечтать не стоит? Не то что бы Дэрил сам много мечтал на этот счет, но все его желания и действия уже давно вертелись вокруг кого угодно, только ни его самого, так что он просто не мог понять, даже попытаться не мог, что бывает, что может быть иначе. Слишком сложно, но с ним всегда было так. И нет, он понятия не имел, как бывает в лагерях на музыкальных фестивалях, так что Иисусу достался очередной смиряющий любой энтузиазм взгляд.
- Да что с тобой не так, парень? - Диксон задавался этим вопросом, конечно, не в первый раз, но сейчас легкомыслие Иисуса начинало подбешивать. То красотка, мысли о которой Дэрил должен был понять с первого взгляда. То эти воспоминания о фестивалях. Как он вообще умудрился ввернуть это в рассказ, когда Дэрил спрашивал о важных вещах, - О серьезных, мать твою, вещах! - в голове тот час же нарисовался образ Бэт. Когда-то она тоже витала в облаках и не окажись с ней рядом Дэрила в нужный момент, кто знает, как долго ей удалось бы протянуть на этих фантазиях. Но Иисус не был Бэт. Во-первых он был мужиком, примерно раза в два постарше малышки. А во-вторых, он чуть не уделал их с Риком при первой встрече, так что явно мог за себя постоять. И он в который раз возникал на пути Диксона, так сказать, соло. Значит, был уверен в своих силах и возможностях и не рассчитывал на помощь. Все это вместе никак не укладывалось в понимании Дэрила, хотя.... Был ведь еще один вариант!
Он глянул на Иисуса более внимательно, ища в нем признаки безумия, но, как на зло, парень заговорил снова и было похоже, что на этот раз Дэрил все таки услышит удовлетворяющий его ответ. Смог бы услышать, если бы не очередная, сбивающая с толку, выходка хиллтоповца. Впрочем, ему и делать-то ничего не пришлось, а Дэрилу стоило только проследить за его настороженным взглядом, что бы забыть о странностях своего попутчика в общем и всех его словах в частности. Он даже не обратил внимания на чужую руку, оказавшуюся на своем плече, хотя, это было последним что он хотел почувствовать и сейчас, и когда-нибудь еще, но просьбу расслышал, хотя и без того было понятно, что дальше проехать не удастся. Не так просто.
Дэрил остановил машину, прикидывая варианты. Стадо было не слишком большим, на сколько он мог судить, но все таки достаточным, что бы почувствовать себя в полной заднице. Двигались они не быстро, как всегда, но судя по всему звук работающего двигателя уже услышали. Конечно, можно было перебраться в багажник, надеясь, что вонь такого количества разлагающихся трупов перебьет человеческих запах и удастся переждать, когда они пройдут мимо. Но! Оказаться с Иисусом в еще более тесном пространстве, - Спасибо, но нет, - не на столько безвыходной была ситуация. У них все еще был шанс развернуться и поискать объездной путь, благо обочина позволяла подобный маневр. Правда в этом случае они могли потерять время, то есть, Дэрил потерял бы время, а Иисусу пришлось бы добираться до Хиллтопа чуть дольше, - Ну он ведь сможет о себе позаботиться, - мысленно убеждал себя Диксон и тут же передумал, услышав вопрос парня. Точно. Свидание, - Может и нет.
Ответ на собственные мысли был и ответом Иисусу, - Бегаешь ты быстро, - такое хер забудешь, - так что сможешь уйти от них и добраться до дома. Правда канистру взять не получится. Извинишься перед зазнобой. Уверен, в следующий раз у вас все получится, - пока говорил, давил на педаль газа, заставляя мотор надрываться так, что только глухой мог не услышать, - Интересно, среди ходячих есть глухие? - что-то подсказывало, что среди тех, что направлялись к ним, таковых не имелось. Расчет был простым. Заставить ходячих подойти ближе, собрав их как можно кучнее на дороге, отъехать назад, что бы у парня была возможность выскочить из машины, и объехать их по обочине. Можно было, конечно, высадить Иисуса прямо здесь и сейчас, но слишком разрозненно двигались мертвяки и многие могли последовать за ним. Особенно теплых чувств по отношению к хиллтоповцу Дэрил, конечно, не испытывал, но и смерти ему не желал. Как не желал, что бы парень оставался с ним. На тот случай, если что-то пойдет не так. На его руках было достаточно крови, что бы добавлять еще и эту, - Пусть возвращается в Хиллтоп и продолжает играть в спасителя.
Первая часть придуманного на ходу плана прошла, на удивление, успешно. Дэрил проехал совсем немного, а ходячие уже выстроились в неровную шеренгу и дружно плелись по асфальту к заветной цели. Диксон прибавил скорости, увеличивая расстояние между ними, остановился и рявкнул Иисусу, - Выметайся! - для верности отправив в его сторону взгляд, не терпящий возражений, - Пошел, пошел, пошел! - скороговорки всегда давались ему тяжело, но с этой он справился, и когда остался в машине один, выдохнул. Стало как-то спокойней. И легче. Осталось всего-то подпустить ходячих поближе, а там и до успеха не далеко, - Проще простого.
Дело в самом деле казалось простым. Прошли те времена, когда он наивно полагал, что через толпу мертвяков можно просто проехать. Их внутренности, пусть и разлагающиеся, забивались в любую щель и тормозили технику почище сваленных на дорогу деревьев. То есть, намертво. С тачкой после такого можно было разве что распрощаться на совсем. Но эта Дэрилу была нужна, так что вариантов не оставалось. Обочина, к счастью, тоже не подвела и не порадовала сюрпризами в виде глубоких ям и ржавого железа, способного не просто затормозить, но лишить колес. Буквально. Дэрил вернулся на дорогу, внутренне радуясь тому, что все прошло так успешно и надеясь, что Иисус уже достаточно далеко ушел в лес, что бы ходячие не учуяли его и не догнали. Он даже в зеркало заднего вида посмотрел, будто мог увидеть в нем, что все хорошо и стоит выкинуть посторонние мысли из головы. Естественно, ничего полезного он там не увидел. Как и прямо перед собственным носом, то есть, капотом машины.
Удар был не сильным, но очень характерным. От неожиданности Дэрил дернул рулем и едва не съехал с дороги, но все же смог вовремя остановиться. Чартов мертвяк прилип к лобовому стеклу, как приклеенный, лишая Дэрила видимости. Дворники работать отказались, - Кто бы, блять, сомневался, - Диксон глянул через боковые стекла и, не заметив угрозы, вылез. Был уверен, что этот доходяга отбился от стада и случайно оказался на дороге. Как же! Надо было вспомнить, когда ему в последний раз везло? Правильно, - Да никогда! - как только Дэрил оказался вне машины, выяснилось, что ходячий был не один, а с небольшой компанией. По сравнению с той, что Дэрилу удалось объехать, она и правда была не большая, но все же компания. Лихорадочно стрельнув взглядом по сторонам, что бы убедиться, что это единственные проблемы на ближайшие десять-пятнадцать минут, Дэрил добил ходячего на лобовухе, но соскрести его со стекла времени уже не осталось. Нужно было отбиваться, причем как можно скорее и тише, что бы новые "проблемы" не успели подтянуться на шум, делая жизнь Диксона еще более увлекательной и интересной. Троих он смог уложить еще на подходе из арбалета, а дальше в ход пошел нож и молитвы всем известным богам собственного сочинения, в которых слова "блять" и "ёбтвоюмать" встречались гораздо чаще, чем в разговорах портовых грузчиков.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-04-07 19:24:41)

+1

9

— Ч-что?
Непонимание было тем самым чувством, которое Иисус всегда недолюбливал. Он считал, что всегда стоит иметь хоть какое-то малое представление о том, что происходит или что должно произойти. Такое положение дел позволяло хоть немного составить собственный план действий, да и вообще было куда более комфортным, чем то, что, к примеру, происходило сейчас. Ровиа совсем не понимал, что задумал Дэрил и в какое-то мгновение покосился в его сторону полный подозрений, что Дэрил успел как-то перегреться на солнце, но последствия этого проявились именно в эту минуту. Пол вцепился в дверную ручку мертвой хваткой, стоило охотнику втопить по газам. Ревущий мотор говорил о том, что тачка либо  жаловалась на серьезную неисправность мотора, либо о том, что Дэрил прямо сейчас решил вконец угробить коробку передач, и машина очень хотела сматериться перед смертью.

Иисус переводил взгляд с толпы мертвецов, которые уже благополучно привлеклись на громкий рев мотора, на Дэрила и в какое-то мгновение с трудом сдержал желание перекреститься. Было бы очень комично, конечно, но Ровиа больше пытался обмозговать те слова, которые были обращены к нему. Диксон собрался выкинуть его из авто прямо сейчас под ноги этому стаду? Они вроде бы не сорились... Или это у него просто такая, особенная, доброта к ближнему? Интересно, откуда она в нем? Убежать то, Пол, конечно, убежит, но вот желания проверять ноги и выносливость на прочность именно сейчас – совсем не было. Также как и былой сонливости, которую как рукой сняло.

— Дэрил, погоди, — вкрадчиво и едва различимо за шумом создаваемым старой машиной начал взывать к охотнику Иисус, убежденный, что благоразумие еще не стало пережитком прошлого. — Может быть,  нам стоит просто…
Он не успел договорить и уже даже не пытался скрыть свой шок. Взгляд Дэрила, пожалуй, помог ему наконец-то услышать и до конца понять понять слово «Выметайся», но он еще раз коротко посмотрел в сторону небольшой части ходячих, отделившихся от всего стада и направлявшихся в сторону машины. Черт подери, он серьезно собрался высадить его прямо сейчас?! Ровиа выскочил из автомобиля, отбежав в сторону на несколько метров и замер, наблюдая за тем, как машина сдвинулась с места, и какие абсолютно непонятные выкрутасы стал выписывать Диксон на дороге.

— Никогда не думал, что в тебе есть такие суицидальные наклонности, — пробормотал он вслед автомобилю и, обернувшись, встретился взглядом с белесыми глазами одного из мертвецов. Их разделяло расстояние в несколько десятков шагов, так что Пол позволил себе еще одну короткую заминку, тяжело опустив голову и вздохнув. Что ж, похоже, ему предстоит небольшое веселье. Быстрее было бы развернуться сейчас и вернуться в Александрию, через пару часов он точно окажется там и сможет поинтересоваться, не успел ли кто-нибудь подраться с Диксоном и как следует огреть его чем-нибудь тяжелым по голове.  Да вот только… Куда этого суицидника понесло- то?!
 
— Отстань, не до тебя сейчас, — отозвался Пол на кряхтение ходячего, уже тянувшего свои руки к его плащу, и увеличил весомость собственных слов ударом ножа в гнилой висок. Еще несколько тел приминали траву на пути к нему, а Ровиа все еще  не двигался с места, мучимый своим непониманием произошедшего. По мнению Иисуса было несколько куда более простых способов решить возникшую проблему. Можно было бы, если уж было такое большое желание попривлекать внимание ходячих и поиграть в Загонщиков Королевства, подманить их сюда, а затем медленно уехать в сторону. Правда, куда именно - тоже хороший вопрос, но это стадо и без того брело в относительно безопасном направлении, можно было придерживаться и его. Или выбрать подходящее направление по пути. Конечно, был риск, что так стадо может набрести на одиноких выживших, о чем Ровиа задумываться не хотел, искренне желая всем и каждому вовремя заприметить такую угрозу и избежать встречи с ней. Но такой риск есть всегда... В конце-то концов, они могли бы и просто уехать, тут еще две дороги точно свободных, не заваленных брошенными тачками, которые вполне можно было бы использовать в качестве объездных. Но зачем устраивать все это?..

Ровиа потратил некоторое время, разбираясь с ходячими и уходя подальше от дороги. Окружавший его лесок, по своим размерам походивший скорее на рощицу, пусть и довольно густую, состоял по большей части из молодых деревьев без густого подлеска, и пройти насквозь его труда бы не составило. Дальше бы он точно  бы набрел на другое шоссе, а по нему бы уже сумел решить, двигаться обратно в Александрию или попытаться вернуться в Хиллтоп, с видом «У меня просто хобби такое – прогуливаться по окрестностям, кишащими ожившими мертвецами».
Он облокотился  на ствол дерева, посматривая на еще заметное стадо издали, а потом обернулся в противоположную сторону. Дэрил уехал куда-то туда и Иисус сомневался, что уехал далеко, судя по тому, что  часть стада медленно шла в ту же сторону, видимо, увязавшись следом за машиной. Пожалуй, ему самому будет спокойнее, если, прежде чем он направится в одну из общин, уже по дороге решив, в какую именно, убедится, что Диксон успешно уехал подальше. Ровиа предпочитал прислушиваться к собственной интуиции, а она сейчас активно подговаривала его все как следует проверить. В своих-то способностях выбраться из всей этой передряги целым Иисус не сомневался, а вот Дэрила знал еще не очень долго. Конечно, Пол не отрицал того, что охотник умел выживать, отлично владел оружием и так далее, но все равно ему не нравилась идея разделиться в такой опасной близости с большим скоплением ходячих. Тем более, в настолько безлюдном месте, где, случись что, и помощи ждать было бы неоткуда.
Он вздохнул, чуть скосив взгляд в ту сторону, откуда раздался достаточно громкий хрип, выводящий его из размышлений и наконец-то двинулся дальше, позволяя незадачливому ходячему по инерции  врезаться в ствол дерева. Можно было, конечно, прибить мертвеца, –  один из ножей он еще пока не думал вытереть обо что-нибудь, что бы удалить с лезвия остатки мертвечины, и спрятать в ножны, – но ноги уже сами несли в нужном направлении. Благо, что еще не успел убежать действительно далеко от дороги.

Машину он заприметил издали, но неприятным открытием стало, что она окружена ходячими. Да, их было сравнительно немного, но Диксон был зажат, а со стороны леса пошатывая брело еще несколько трупов. Пол оказался рядом быстро, как следует пнув один из мешков с мясом подальше и от машины, и от Диксона, а после привлек к себе внимание пары мертвецов:
— Сзади!
Вдвоем расправиться с возникшей проблемой, представшей перед ними  в виде несколько прогнивших голов, получилось куда быстрее, да и Ровиа не нуждался в дополнительной подсказке к необходимым действиям, увидев сбитого мертвеца частично на капоте, а частично на лобовом стекле автомобиля. А вот после того как, брезгливо морщась, подцепил со стекла кончиком ножа кусочек кожи, облепленный волосами, и отбросил его  подальше на обочину, Пол отряхнул руки и отошел чуть поодаль, тщательно вытирая ножи о рубашку одного «упокоенного».

— Дэрил, у меня есть один вопрос,  — тихо начал он, не отвлекаясь от своего занятия, а как только убедился, что большая часть мертвечины осталась на старой потрепанной рубашке, обернулся, искренне надеясь встретиться взглядом с объектом, от которого он очень хотел услышать ответ на жизненно важный для него вопрос. — Нахрена? Нет, серьезно, ну нахрена? Мы могли бы просто уехать, тут в миле всего же…
Он не закончил свою мысль, решив не говорить о том, о чем Диксон и сам, наверняка, был в курсе. Так долго выживая в этом штате, каждую дорогу уже знаешь так хорошо, будто бы всю жизнь по ней и ходил. Ему не стоило начинать разговор в таком тоне, наверное, поэтому он поспешил исправиться, приподнимая одну руку в псевдопримирительном жесте:
— Ладно, не важно, но отсюда ты теперь выедешь только к открытому шоссе, а это не самый хороший вариант, или к Черридейлу. Месяц назад там было немного ходячих, как сейчас… — Ровиа нахмурился, вспоминая неожиданно появившееся за считанные часы стадо, и пожал плечами. — Может быть, там все еще чисто. Знаешь, там же, где и Арлингтон?

Отредактировано Paul Rovia (2018-04-14 00:27:04)

+1

10

Хлюпающий звук, с которым нож входил в черепа ходячих, уже давно стал привычным, как и сопротивление, которое нужно было преодолеть, что бы вынуть полоску твердой стали из гнилой, но все таки костяшки. Как отработанная схема - вперед, вверх, чуть в сторону и назад. Сейчас очень легко было понять, почему не все с этим справлялись и это невольно приводило к мысли, сколько же нужно было упокоить мертвяков, что бы не испытывать трудностей при этом? Вопрос риторический и, по-своему, ужасающий. Хотя, в данный момент пугаться стоило совсем другого. Справиться с парочкой-тройкой жаждущих твоей плоти тварей было делом плевым. Их медлительность позволяла сделать это спокойно и выверенно, но когда их было больше.... Черт возьми! Диксон уже начинал жалеть, что выбрал именно этот маршрут, потому как более глупой и бессмысленной смерти он представить не мог, - Да что ж вам спокойно не умирается-то, а? - на какой-то миг Дэрилу показалось, что один из ходячих не просто услышал его, а понял смысл сказанного. Побелевшие глазницы смотрели так по живому, что на пару секунд Диксон даже замешкался. Но, конечно, это было лишь вывертом разыгравшегося воображения, которое выдавало желаемое за действительное. Ведь если бы у этих тварей был разум и способность к диалогу, с ними можно было бы договориться. А так, их приходилось тупо убивать, пачками, стараясь не думать о том, кем они были до всего этого. Что они были людьми.
Стекающая по лезвию гниль вперемешку с кровью ясно давала понять, что человеческого в них осталось мало. Зато самих тел все еще было много. Сдаваться Дэрил не привык и не собирался менять это сейчас, но кое какие сомнения начинали закрадываться в его лохматой голове, - Так глупо, - конечно, глупо. Он хотел доказать, что им нельзя бездействовать, а вместо этого докажет обратное, заявившись к воротам Александрии в образе одного из этих, - Охуеть, - ему бы испугаться, но мысль казалась забавной, особенно выражение лица Рика при этом. Залегшая внутри обида давала о себе знать, хотя, Дэрил прекрасно понимал, что это ни к чему хорошему не приведет. Нет, раньше не понимал, но сейчас был уверен, что так и есть. И это придавало сил, как ни странно, которые помогли продержаться достаточно, что бы увидеть "свет в конце тоннеля", а точнее просвет между ходячими, который означал, что еще немного усилий и все закончится. Могло закончиться, если бы Дэрил не услышал окрик.
Сначала сработали рефлексы, так что он развернулся и на полном автопилоте засадил ходячему в  остатки черепа по самую рукоятку. Мысли начали работать чуть позже и очень настойчиво подбивали спросить, какого хуя происходит? Однако с этим пришлось повременить ровно до того момента, как поблизости не осталось ни одного мертвяка. Вот теперь можно было передохнуть, перевести дыхание, которое заметно сбилось, и уставиться на долбанного помощника, как будто он был теми самыми воротами, а Дэрил внезапно превратился в барана. Ладно, он готов был признать, что парень появился вовремя. Но признать в мыслях и только про себя. В слух же Диксон порывался сказать совсем другое, хотя, так и не определился с нужными словами, просто продолжая таращиться на Иисуса и прислушиваясь к тому, что он говорил.
- Ну, пиздец, - теперь он что же, должен перед ним отчитаться? Дэрил пару раз сморгнул, вырвал клок травы. Не спеша обтер нож, - Мне туда и нужно, - коротко. И понятно. Наверное. Диксон вообще-то не был уверен, что хиллтоповец понимает по английски, потому что если бы понимал, то сейчас оказался бы далеко отсюда. Но он был здесь. Приперся на помощь, хотя, никто его об этом не просил. Чуть наклонив голову, Дэрил рассматривал парня так, будто видел его впервые. Как минимум. Правда выражение его лица ничуть не изменилось и по прежнему оставалось хмурым и недовольным, да и мысли не особо радовали. У него были свои планы, в которых Иисусу места не было, но сольное "выступление" едва не закончилось провалом, а значит стоило признать, что это все таки было плохой идеей с самого начала, - Спасибо, - Дэрил буркнул это себе под нос как можно тише, а для верности, что не будет услышанным, принялся соскребать со стекла остатки мертвяка все тем же клочком травы и срывая новый, когда первый пропитался разложившейся плотью.
После нескольких подходов стекло удалось очистить, а заодно заметить, что пора было валить с этого импровизированного пикника. Вот только проблема все еще оставалась проблемой и Диксону она не очень нравилась. Ему много чего не нравилось в сложившейся ситуации, на самом деле. Начиная с того, что теперь он, вроде как, был обязан Иисусу жизнью и, заканчивая тем, что тот строил из себя всезнайку и вздумал критиковать его план. Хорошо, может он и был прав. Немного. Может быть, в самом деле имело смысл объехать стадо, потратив чуть больше времени на дорогу, но где гарантия, что это не произошло бы на другом маршруте? Этого и здесь могло не произойти, если бы Дэрил не отвлекся, что бы проверить, в порядке ли вездесущий засранец, и не проглядел ходячего прямо перед носом. В любом случае, разжевывать все "за" и "против" Диксон не собирался. Тем более, что это не решало вопроса.
Дэрил забрался в машину и снова попытался включить дворники. Видимо, они были брезгливыми и просто не хотели  месить мертвечину, поскольку сейчас заработали, как миленькие, и даже омыватели порадовали, "плюнув" на стекло остатками воды. Не густо, но хотя бы дорога проглядывалась более менее четко, - Ты остаешься? - в другом настроении он бы усмехнулся такой возможности, хотя, отчетливо понимал, что не оставит парня, кем бы он ни был, на дороге, когда к ним вновь приближалось стадо. То самое, которое он с таким "успехом" объехал. Нужно было двигаться дальше, как можно скорее и, очевидно, двигаться в компании. В принципе, можно было сделать вид, что Иисуса не существует. Тишина никогда не тяготила Дэрила... никогда, за исключением тех редких моментов, когда рядом оказывался хиллтоповец, - Ураборос дерьма! - но делать было нечего, приходилось терпеть и довольно долго Дэрилу это с успехом удавалось.
- Так значит, ты был там месяц назад? - не отвлекаясь от дороги и сжимая руль так, что костяшки пальцев побели, поинтересовался Дэрил, не развивая тему вопросов подробностями, откуда такая точность. Они тоже там были однажды. С определением времени Диксон терялся. Казалось неважным отсчитывать дни, как делали некоторые, или сверяться с часами. Будто это делало жизнь нормальной. Будто они должны были куда-то успеть и часы с минутами играли большое значение в этом, - Херня, - по крайней мере ему это было не нужно. Сколько времени прошло? Да какая на хуй разница! Каждый новый день начинался с рассветом и заканчивался на закате. Этого достаточно, - Мы тоже были там. Не так давно. Осмотрели всего пару домов. Нужно было больше. Там было чем поживиться, - внезапно разговорившийся Дэрил затих так же внезапно. Вообще не понятно, с чего он начал откровенничать с Иисусом, но зато о тишине на какое-то время можно было забыть.
Все еще хотелось курить. Теперь даже больше, чем при выезде из Александрии. Дэрил покусывал нижнюю губу, как будто это могло усмирить его желание, а в голове всплывали обрывки недавних вылазок. Не сбавляя скорости и не отвлекаясь от дороги, Диксон полез в бардачок, невольно заваливаясь в сторону хиллтоповца пока шарил в недрах. Пусто. Нет, он не мог просто так вспомнить, почему сегодня выбрал именно эту машину. Он был уверен, что с еще одной вылазкой эта тачка точно справится, потому что уже ездил на ней, - Не так давно, - после неудачи с бардачком под шмон попали козырьки. Сначала пассажирский, потом водительский. Все таки, жизнь не была совсем уж безнадежной, если в ней все еще было место удовольствию от обнаружения скудной заначки. Достав помятую сигарету из кармана, куда некоторые долбоклюи в прежней жизни умудрялись пихать ключи, облегчая задачу угонщикам и любителям покататься на халяву, Дэрил поспешно закурил, глубоко втягивая в себя едкий дым и едва не прикрывая глаза от того, как долго он не испытывал этого расслабляющего чувства. Для полного счастья не хватало лишь возвращения домой не с пустыми руками и избавления от попутчика, но воплощение в жизнь и того, и другого все еще было под большим вопросом. Дэрил покосился на Иисуса, - Почему ты вернулся? - с этого и надо было начать еще там, на обочине в окружении кучки мертвых тел, но Диксон и "как надо" - два понятия  совершенно несовместимых, как оказалось, так что и удивляться не стоило. К тому же, Дэрилу не хотелось вновь погрузиться в тишину и ломать голову над тем, на какую тему на этот раз мочит его хиллтоповский помощник.

Отредактировано Daryl Dixon (2018-04-14 17:22:22)

+1

11

— Да, месяц назад облазил там несколько домов. Эрл – наш кузнец – просил поискать кое-какие инструменты, — чуть склонив голову на бок, ответил Пол, коротко посмотрев на Дэрила, — там на удивление много чего сохранилось и очень тянет вернуться с фургоном, да?
Это был по большей части риторический вопрос, поэтому Ровиа не дожидался ответа и просто тихо улыбнувшись, отвернулся к окну. На самом деле эта улыбка быстро сползла с его лица, а в голове не появилось и намека о забавных, по его мнению, воспоминаниях о «знакомстве» с Дэрилом и Риком, во время которого один фургон был благополучно утоплен.
Он больше думал о том месте, куда они ехали.     

Черридейл.  Небольшой городок в предместье Арлингтона, буквально-таки воплощение одноэтажной Америки и ее мечты  об идеальном семейном очаге. Ухоженные домики утопали в зелени, скрывая от посторонних взглядом размеренную жизнь своих обитателей, хотя, Ровия готов был поспорить, там всегда были рады гостям. В подобных местах люди какие-то... по особенному душевные и теплые. Простые, без сложностей и жесткости, так свойственной жителям больших мегаполисов. Наверное поэтому, так много из тех, кто нашел себе работу в городе, предпочитают селиться как раз в  подобных местах. Одно или двухэтажные домики, окруженные небольшим личным участком земли, аккуратные газоны, семейные минивены и универсалы  почти на каждой подъездной аллее, громкие детские голоса и лай собак  – ну чем не рай? По крайне мере, для усталого работяги, который только дома и может расслабиться, обнять жену, детей и забыть обо всех тяготах, оставив все неприятное за  порогом.  Тут эти люди переставали быть брокерами, менеджерами, строителями - и становились просто Бобами, Майклами или Лизами. Соседями и "тем парнем или девушкой, что живет через улицу". Они помогали друг другу, растили детей и вместе выезжали за покупками и на пикники. Они словно бы становились семьей  – одной большой дружной семьей. В которой ссоры, конечно, бывают, но в итоге все неприятности и обиды забываются, оставляя место только заботе о ближнем и неторопливому досугу. Когда начальник не орет над ухом, требуя решить все проблемы и сразу, а жизнь кажется по-настоящему прекрасной вещью.

И Черридейл был своим жителям под стать. Открытый, весь на ладони - только заехал и сразу ясно, что тут ценят семейственность и заботу о ближнем, а вот преступлениям, как и стремлению причинить зло окружающим, тут явно не место. Об этом крайне красноречиво говорило наличие трех больших гипермаркетов и всего одного, небольшого, полицейского участка. А если еще представить себе, в дополнение к одноэтажным жилым массивам,  засаженный густыми деревьями центр города, разделенный пополам главной улицей, на которой без проблем ютилось и здание мэрии, и два небольших, но весьма недурственных бара, множество небольших магазинчиков самого разного ассортимента и кафе с ресторанами  –  то, вот, собственно, и пронесется перед вашими глазами и весь Черридейл.

Иисусу не случилось там побывать в те времена лично, но рассказов его знакомого, которому случилось там пожить, вкупе с многочисленными фото соседей и приятелей, которыми этот знакомый почти сразу оброс, вполне хватило, чтобы нарисовать себе почти идеалистическую картинку.

По крайне мере, таким Черридейл  был раньше. До того, как случился этот треклятый конец света.

Теперь-то он выглядел совсем иначе. От прежней уютной неторопливости и почти сельской добродушной простоты не осталось и следа. Они исчезла вместе с жителями, часть которых пополнила собой армию восставших из мертвых, а другая  –  бежала, оставив  позади себя счастливые воспоминания об утраченной мирной жизни, вместе с уверенностью в завтрашнем дне.  Черридейлу не повезло быть  расположенным  недалеко от Вашингтона,  и поэтому он оказался как раз на пути военных, которые пытались уничтожить ходячих всеми доступными средствами. В том числе и оружием. Довольно много домов  были частично  –  или даже полностью  –  разрушены попаданием самых разных снарядов, когда отступающая армии в последней, отчаянной попытке хоть что-то сделать, палила по  ожившим трупам из танков и другой артиллерии, которая находилась в их руках. Главная улица также  несла на себе отпечатки тяжелых боев. Любого, кто бы оказался там, буквально окружали простреленные пулеметными очередями стены домов,  выбитые окна, остовы сгоревших автомобили, сваленные или обломанные и обожженные деревья. К этому прибавлялась общая картинка заброшенности и опустения, которая примерно одинакова для всех жилых мест, что были покинуты людьми. Многие строения несли на себе отпечаток побывавших там мародеров, которые, в попытках найти хоть что-нибудь ценное, частенько буквально выворачивали их наизнанку, выбрасывая на мостовую и проезжую часть ничтожные, по их мнению, мелочи, которые раньше были важной частью жизни их прошлых хозяев...

Но даже несмотря на все это, в Черридейле все еще оставалась какая-то, почти неуловимая, тень прошлого, отголосок былого счастья и благополучия. Она словно охраняла  останки города, его пепелища и развалины, запорошенные дорожной пылью. И даже ходячие, хоть и забредали сюда, всегда были крайне немногочисленны и не задерживались тут надолго. Когда Полу приходилось бывать здесь, он ни разу не встречал больше десятка за все его пребывание в городке. Но даже этот незримый дух прошлого очарования Черридейла не помогал. Ровиа едва хватало на то, чтобы исследовать пару домов и отметить их на карте. А потом хотелось как можно скорее улизнуть оттуда.   

— Я там чувствую себя не очень уютно, — продолжил Иисус, не торопясь поворачиваться к собеседнику, — знаешь, такое странное ощущение… Будто бы там просто нельзя надолго задерживаться. Может быть, что просто глупость, но я предпочитаю доверять своим ощущениям.
Пол не слишком-то любил делиться подобными странностями, ведь, в конце-то концов, как можно было жить в мире, наполненном ожившими трупами под завязку, не испытывая абсолютно идентичного чувства на счет любого уголка Земли? Но обычно он старался во всем видеть исключительно позитивную сторону, всегда верить в лучшее и просто быть оптимистичным, а из-за этого и считал подобное свое отношение к Черридейлу «странностью». Тем более, что все его вылазки в этот городок были успешными. Никогда не происходило ничего, что могло бы поспособствовать развитию этого неприятного предчувствия, но – оно было.

Сам Иисус и не вспомнит, о чем он еще хотел рассказать Дэрилу, собираясь с мыслями, которые благополучно вылетели из головы, стоило охотнику потянуться к бардачку. Возможно, что он собирался рассказать о том, какие конкретно дома успел обойти сам или спросить о том, какие осмотрели Александрийцы, но сейчас он просто непонимающе наблюдал за действиями мужчины, инстинктивно вжимаясь в сидение.
— Что то ищешь? — Неуверенно спросил Иисус, уже позднее осознавая всю глупость своего вопроса, и скосил взгляд на руку Дэрила, которая все еще была на руле. Его собственное волнение было простым пережитком прошлого, по-хорошему.  Нынче вероятность встретить другой автомобиль на встречке была мизерной, но недавний опыт отскребания остатков ходячего от лобового стекла подсказывал, что водителю все еще стоит быть осторожным, а поискать что-то в бардачке можно попросить и пассажира.
Чисто на всякий случай, Ровиа решил сосредоточиться не на наблюдении за поисками Диксона, а на дороге, чтобы в любой момент дернуться и перехватить руль.

А уж после того, как Дэрил закурил, Пол должен был почувствовать себя в еще большей небезопасности. Но внезапно эта ситуация его даже немного позабавила. Дополнительный всплеск адреналина, в конце-концов. Хотя, лучше бы Дэрил просто сбавил скорость или вообще остановился на этот срочно необходимый перекур. Впрочем, как-то комментировать этот риск он не стал, лишний раз хмыкнув про себя на тему «убийственности» курения, но Пол не был бы собой, если бы оставил произошедшее совсем уж без комментариев. Ему очень хотелось пошутить, разбавив несколько напряженную атмосферу, и в голове уже созревала подходящая шутка на тему сигарет и их угрозы для жизни, когда прозвучал вопрос охотника, который поставил Пола в тупик.

Еще до того момента, как Иисус с коротким кивком сел в машину, он успел удивиться тихой, едва-едва слышной благодарности от Дэрила, но тогда только сдержано улыбнулся, подыграв ему и сделав вид, что ничего не заметил и не услышал.
Ровиа всю свою жизнь поступал так, как считал нужным. Так, как считал правильным. Он настолько привык воспринимать свои поступки за что-то должное, что, откровенного говоря, не ожидал как благодарности, так и вопроса о причинах его возвращения. Разве прийти на помощь – не естественное желание?
Хотя, может быть, он зря вообще беспокоиться по этому поводу? Ведь, если разобраться, вопрос Дэрила вполне ожидаем. Дэрил похож на человека, который во всем привык полагаться только на себя. На того, кто не привык к тому, что кто-то помогает ему просто так.
А Иисусу давно пора перестать судить всех по себе.

— Я хотел убедиться, что все в порядке. — Он отмахнулся от небольшого облачка сизого дыма у самого лица настолько осторожным жестом, будто бы просто взмахнул рукой, а не решил избавиться от царапающего обоняние табачного запаха. Подумав пару мгновений, Пол прикрыл глаза и со вздохом, но все с той же привычной улыбкой на лице, добавил. — Не мог же я взять и уйти.

+1

12

Задав свой вопрос, Дэрил никак не мог выкинуть из головы слова хиллтоповца, которые не хотели укладываться в ней правильным образом. То есть, абсолютно. Его впечатление о парне сложилось еще после их первой встречи и было однозначным. Наглый, болтливый, бесстрашный, самолюбивый засранец. Точка. Прямая противоположность самому Диксону, разве что, за исключением бесстрашия, которое в случае с Иисусом больше походило на безбашенность. Ладно, они вообще не были похожи. И что теперь? Теперь, вдруг, выяснялось, что на этой проклятой земле еще остались места, в которых парень чувствовал себя не уютно, - Ишь ты подишь ты! - и это после того, как он приперся посреди ночи в комнату Рика и Мишон, застав их там... неважно. Ситуация была более чем не уютной и неловкой, но, кажется, не для Иисуса и не в тот момент. Дэрил сделал очередную глубокую затяжку, гипнотизируя серое асфальтовое полотно впереди, и несколько раз сморгнул. Нет, понимания от этого не прибавилось.
А вот вопросов, наоборот, стало больше, особенно после ответа Иисуса. Дэрил даже повернулся к нему, ни чуть не скрывая некоторого удивления во взгляде и не глядя вышвырнул окурок в открытое окно. Ветер трепал и без того "буйную" шевелюру, немного остужая голову, но даже это не помогало понять, что не так. Почему именно сейчас парень совсем не похож на того, кто втирал им про дружбу народов и огромный мир. И дело даже не в самих словах, а скорее в их количестве. Если подумать, то и этого было достаточно, но в Диксоне внезапно разыгрался живой интерес, что в принципе случалось с ним крайне редко и уже одно это заслуживало внимания.
- Почему? - на этот раз тон вопроса был несколько другим. В идеале это должно было прозвучать, как "Почему это не мог? Конечно мог? Взял и пошел куда послали, заниматься своими собственными делами." Что-то вроде того, но на такое количество слов Дэрил не расщедрился. Зато спросил о другом, - У тебя что, какие-то принципы? - он снова всматривался в извилистую дорогу, время от время бросая взгляды по сторонам, когда на обочинах виднелись гниющие останки или еще способные передвигаться мертвяки. Единицы, но они все же были, как напоминание о том, что это не увеселительная прогулка ради забавы или для того, что бы узнать друг друга получше. Дэрил начал нервно покусывать нижнюю губу.
О принципах он знал если не все, то очень многое. И знал, как они могут меняться под действием обстоятельств, которые в это неспокойное время, скажем прямо, умели озадачить и поставить мозг раком, заставляя пересмотреть все, что ты знал о себе и своей жизни прежде. Он много раз такое видел. Видел, как друзья становятся врагами без веских на то причин, готовые на предательство и подлость, хотя прежде были полны решимости защищать друг друга во что бы это ни стало. Видел, как враги превращаются в друзей, потому что понимают, на сколько важно оставаться человеком, особенно теперь, когда грань между людьми и монстрами на столько тонкая, что ее не всегда замечаешь. Встречал он и тех, кого вообще не интересовали люди вокруг, кто думал только о себе и своем благе, пробираясь по головам в попытке продлить свою жизнь еще хотя бы на день. Разные люди попадались ему на пути. Да он и сам был разным, если проследить его жизнь от момента, когда это безумие только-только началось и до настоящего, где он ехал в одной машине с парнем, которых хотел убедиться, что все в порядке.
Он снова мельком взглянул на Иисуса, усмехнувшись про себя тому, как ловко он совсем недавно напомнил ему о фургоне. Вряд ли в тот день парня волновала судьба двух незнакомцев, которых он оставил на заправке глотать пыль от того самого фургона, который паршивец попросту увел у них из под носа, разыграв целый спектакль. Тогда роль того, кому не все равно, играл сам Дэрил. Конечно, в большей степени под влиянием Рика, но все таки Иисуса они не оставили на съедение ходячим. Забрали с собой, - Долбанные альтруисты, - даже не представляя, что это может вылиться во что-то полезное. Теперь, благодаря этому настырному парню и Хиллтопу, у них была еда. Оставалось лишь выполнить свою часть соглашения, что бы сделка заработала. И вот тут, в очередной раз, возникал вопрос. Это было делом александрийцев и хиллтоповцы не должны были им помогать, пусть даже в лице одного человека. Да, волей случая оказавшегося в машине Дэрила, и спасшего ему жизнь в процессе, но все таки. Кстати, не в первый раз. Хотя, за первое спасение Диксон отблагодарил его тогда же. Увесистым ударом в челюсть. Неловко вышло. Не то что бы Дэрил сожалел об этом. Раз парень любил разгуливать в одиночестве, наверняка привык ко всякому дерьму, которое могло случиться и случается, если не проявлять бдительность.
- Скоро приедем, - если приборная панель не врала, то ехать им оставалось всего ничего, но это вовсе не значило, что самое сложное осталось позади. Вполне могло случиться, что как раз наоборот, - Не знаю, что там у тебя за ощущения насчет этого городка, но лучше бы тебе засунуть их куда подальше. Можешь помочь мне, или просто не мешайся. Мне плевать, - конечно, стоило признать, что парень мог оказаться полезным и ускорил бы обход домов, но уж лучше с самого начала рассчитывать только на себя, чем оказаться без прикрытия в самый нужный момент только лишь потому, что у кого-то там какие-то ощущения и ему неуютно.

+1


Вы здесь » the Walking Dead: turn the same road » Не дойдя до конца » "Сейчас. Успокоюсь, выдохну, сосчитаю до десяти... и убью гада!"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC